www.osi.ru
ПетрГУ КГПУ
о проекте карта сервера КГПУ ПетрГУ Образовательный портал
    
Нормативные документы
    
Организация практики
    
Методическая копилка
    
Советуем прочитать
    
Педагогические Интернет-ресурсы
    
Вопрос - ответ
    
Фоторепортажи с педпрактики
    
Требуется учитель
    
Новости
    
Учитель Карелии
    
О проекте
    
Контакты
    
Карта сервера

 



Союз образовательных сайтов

Портал трудоустройства выпускников

 

главная страница  > Методическая копилка  > География  > Научные публикации о Северном Приладожье  > Ландшафт 

Комплексные эколого-ландшафтные исследования на территории Валаамского архипелага

Р.Ф. Антонова, доцент, к.г.н.

И.В. Щеколдина, доцент, к.г.н.


Введение

Система географического анализа регионального природопользования предполагает два взаимосвязанных блока исследований: изучения и оценки процесса природопользования [1]. Изучение природопользования включает два компонента: природную составляющую и историю антропогенного воздействия. Блок оценки выстраивается с учетом критериев качества фоновых природных особенностей территории и активности и последствий человеческой деятельности. Система географического анализа обращена к изучению природной и социально-экономической систем. В географической науке прочно установилась традиция такого рода исследований. Обеспечение рационального природопользования возможно лишь с учетом разумно направленных антропогенных изменений, вписываемых в структурно-функциональную организацию геокомплексов различного ранга.

Стремительно меняющееся время подтвердило правомерность регионального подхода к решению задач рационального природопользования. Организация природоохранных территорий традиционно считается одним из самых действенных средств в решении экологических проблем на различных уровнях. Развитие сети охраняемых природных территорий (ОПТ) определено как приоритетное направление экологической политики России в ряде правительственных документов. Доля ОПТ от общей площади того или иного государства часто рассматривается в качестве критерия экологической цивилизованности страны [2].

Решение задач пространственной упорядоченности природы региона ставится во главу угла, под которым рассматриваются вопросы создания системы ОПТ и хозяйственная деятельность в них. Поддержание природного равновесия в охраняемых системах в границах отдельных регионов - проблема экологическая и экономическая одновременно, и решаемая исключительно с позиции географического анализа.

В 1988–1990 гг. коллектив сотрудников и студентов кафедры географии Карельского государственного педагогического института принимал участие в выполнении хоздоговорных работ по заказу ЛенНИИПГрадостроительства по теме “Крупномасштабное ландшафтное картографирование островов Валаамского архипелага для целей функционального зонирования”. В рамках проекта были поставлены и успешно решены задачи комплексного географического анализа природы этого региона. Работа проводилась для составления технико-экономического обоснования территории, а также для выработки системы мер (форм и методов) дальнейшего рационального использования этой территории в рекреационно-заповедном режиме. Для решения поставленных задач на территории Валаамского архипелага была организована научная экспедиция под руководством заведующего кафедрой географии КГПИ, доцента Л.Б. Вампиловой. В состав участников входили преподаватели, сотрудники и студенты кафедры географии КГПИ, Ленинградского государственного педагогического института, Тбилисского и Московского государственных университетов.

В основу исследований были положены принципы системного подхода, позволяющие с максимальной полнотой осветить картину прошлого, изучить настоящее и заглянуть в будущее природы островов Валаамского архипелага. Включение в план исследований анализа хозяйственной освоенности территории позволило выявить пространственно-временные связи в системе “природа — человек” и оценить перспективы дальнейшего функционирования этой системы.

Регулярные исследования природы Валаамских островов, начиная с 70-х годов, проводились Институтом леса Карельского филиала АН СССР. Комплексные географические исследования в настоящее время на Валааме не проводятся.

Схема функционального зонирования территории Валаамского архипелага послужила впоследствии основанием для передачи о. Валаам Русской Православной Церкви. Сегодня Валаам по-прежнему представляет собой клубок неразрешенных проблем. На его территории соседствуют и невероятным образом уживаются монастырский комплекс, ревностно оберегающий свои святыни, коммерческие структуры, подвизающиеся на ниве стяжательства, паломники и туристы всех мастей и, наконец, Валаамский природный парк, решение о создании которого было принято зимой 2000 г. Отрадно наблюдать постепенное возрождение священной земли, но следы запустения и былой разрухи свидетельствуют о глубоких противоречиях в структуре природопользования архипелага. Для оздоровления экологической ситуации на Валааме и прилегающих к нему островах необходимо возобновление природного мониторинга. Комплексное изучение состояния природных комплексов архипелага, подобное проведенному в 1989–1990 гг., послужит выработке стратегии и тактики оптимального природопользования в условиях современного Валаама.


Методика эколого-ландшафтных исследований Валаамского архипелага

Исследование природы Валаамского архипелага многоаспектно и предполагает изучение как отдельных элементов природно-социальной системы, так и всего комплекса, причем в различных исторических срезах. Изучению естественной природы Валаама в работе уделено особое внимание, так как именно в ней заложен потенциал развития сопряженных с природой подсистем: социальной, экономической и др. Специфика природы Валаама проявляется во всем. Уникальным является географическое островное, изолированное положение, изначально определившее индивидуальность территории. Валаамский архипелаг, состоящий из более 50 островов, расположен в северной части акватории Ладожского озера. Природные условия этой островной территории разительно отличаются от природы ладожского побережья: особые тектонико-орографическое строение, климат, высокое плодородие почв, видовое разнообразие растительности.

Богатый опыт географических ландшафтных исследований позволяет применять различные подходы и методы в зависимости от целей и задач, поставленных исследователями. На Валааме применялся достаточно широкий спектр методов, как традиционных, так и инновационных: крупномасштабное ландшафтное картографирование с последующей генерализацией; метод исторических срезов для изучения процессов освоения; изучение степени антропогенных изменений ландшафтов архипелага; периодизация процессов освоения; определение запасов органической массы и природного потенциала и т.п. На предварительном этапе изучался обширный теоретический материал об истории исследований архипелага и его природных особенностях. Архивные материалы позволили провести ретроспективный анализ процесса природопользования на разных этапах освоения. Дешифрирование аэрофотоснимков позволило на этапе визуального наблюдения провести корректировку территории архипелага с топографической основой и выбрать ключевые участки для работы. Инвентаризация природно-территориальных комплексов (ПТК) сопровождалась фиксированием их на картах масштаба 1 : 5 000. Описание ключевых участков предполагало одновременное определение запаса органической массы. На основе ее определения составлялись различные отраслевые карты, например, карта природного потенциала ландшафтов Валаама. Методика историко-ландшафтных исследований, в частности, метод исторических срезов, выявил картину изменения антропогенного воздействия на природные комплексы в течение всех этапов освоения Валаама и позволил определить наиболее благоприятные режимы природопользования. Ландшафтное картографирование Валаамского архипелага послужило основой для последующего функционального зонирования этой территории и создания серии карт: природного потенциала, рекреационной нагрузки, эстетической ценности, степени антропогенной измененности и др.


Основное содержание

История освоения ландшафтов Валаамского архипелага

Современная ландшафтная структура архипелага формировалась под воздействием природных и антропогенных факторов. Для Валаама было выделено шесть этапов исторического освоения ландшафтов с учетом смены и разнообразия типов природопользования и степени антропогенного преобразования геокомплексов. Продолжительность хозяйственного освоения Валаамского архипелага насчитывает столетия, с этим связано значительное преобразование геокомплексов.

Первый этап освоения ландшафтов, именуемый древним или мифологическим, охватывает период с X по начало XIV в., так как в этот временной промежуток мог быть организован Валаамский монастырь. Начальная история освоения Валаама остается до сих пор неясной. Данный этап характеризуется отсутствием хозяйственной деятельности в пределах архипелага. В ландшафтной структуре доминируют условно неизмененные геокомплексы.

Этап первоначального освоения связывают с возникновением в XIV в. монастырской обители и началом антропогенного воздействия на геокомплексы архипелага. К XV в. Валаамский мужской Спасо-Преображенский монастырь становится одним из самых крупных на севере. Ему принадлежали почти все острова архипелага, ряд деревень Северного Приладожья, подворья на материке, места рыбных промыслов и соляные варницы. Значительное развитие получает пашенное земледелие и разведение скота, что приводит к сокращению лесных массивов архипелага. В ландшафтной структуре островов резко увеличивается доля антропогенно-измененных, в частности, модифицированных геокомплексов.

Этап формирования центрального монастырского ядра (XVIII в.) характеризуется усилением антропогенного воздействия на ландшафты в связи развитием хозяйственной деятельности и каменным строительством. Расширение монастырского ядра освоения осуществлялось за счет строительства и возведения храмов в различных частях Валаамского архипелага, уже освоенных в предыдущие этапы. Широкое развитие получают сельскохозяйственные и селитебные геокомплексы, в связи со специализацией монастырского типа хозяйствования.

Этап наиболее интенсивного использования и освоения ландшафтов Валаама приходится на середину XIX — начало XX вв. В это время окончательно формируется Валаамский архитектурно-ландшафтный комплекс, характеризующийся гармоничным сочетанием неизмененных и окультуренных природных систем, каменных и деревянных культовых сооружений, хозяйственных и жилых построек, систем каналов и дорог. В монастыре функционируют водопроводный дом, ферма, смолевой, кожевенный, скудельный, кирпичный, свечной заводы, лесопильня, коптильня и хлебопекарня. Различные виды хозяйственной деятельности характерны для этого этапа: рубка и очистка лесов, рыболовство, пашенное земледелие, выпас скота, огородничество и садоводство. В 1874 г. монастырь имел пахотных земель 572 десятины, стадо из 70-ти дойных коров, табун в 60 лошадей [3]. На пашне монахи выращивали рожь, овес, ячмень, овощи, картофель, в парниках — тыквы, арбузы, дыни, помидоры, огурцы.

В хозяйственную деятельность были вовлечены уже все компоненты ландшафта. Строительство каменных часовен (Благовещения Пресвятой Богородицы, Знамения Богоматери, Богоматери Всех Скорбящих Радости и др.) и храмов (Никольский, Всехсвятский, Воскресенский и др.), каменных зданий центральной усадьбы, трубопроводов, тоннелей, погребов, дорог, каменных мостов нарушало литогенную основу геокомплексов архипелага. Создание мелиоративной системы, состоящей из канав и каналов, способствовало осушению заболоченных территорий и превращению их в пашенные участки и сенокосы. Интродукция древесных и кустарниковых пород и искусственное разведение некоторых видов рыб (палии и сига) во внутренних водоемах и заливах способствовало изменению видового состава местной флоры и фауны. Регламентированное передвижение по дорогам увеличившегося числа паломников не привело к столь интенсивному нарушению почвенно-растительного покрова, хотя локальные участки деградации этого природного компонента уже присутствовали. Преобладание трансформированных ландшафтов можно отметить в ландшафтной структуре центральной усадьбы монастыря на о. Валаам. Но при всем этом высококультурное природопользование характеризует это время, результаты которого не в состоянии уничтожить время и “цивилизованное варварство” последующих этапов освоения.

В последующей истории освоения выделяются финский, советский и постсоветский этапы. Начиная с 1917 г., территория Валаамского архипелага и сам монастырь испытывают жесточайшие потрясения, связанные с преобразованием социальной системы и последующей за ним разрухой и запустением. Политические и военные катаклизмы повлекли за собой изменения в структуре хозяйствования на монастырских землях. Начинается медленный этап регрессии Валаамского историко-культурного ландшафта, усилившийся в послевоенные годы в связи с особым отношением к русской архитектуре второй половины XIX в. как к “упадочной”, а потому не достойной изучения и охраны. В связи с организацией в 1965 г. ландшафтного заказника, а затем в 1980 г. историко-архитектурного и природного музея-заповедника, увеличивается рекреационная нагрузка на геокомплексы архипелага. За годы функционирования музея-заповедника не были достигнуты желаемые результаты возрождения уникального Валаамского природно-архитектурного комплекса. В настоящее время на архипелаге соседствуют Православная русская церковь и природный парк, которые предпринимают попытки восстановления природно-монастырского ансамбля. Многое уже сделано, но процесс возрождения не будет столь результативен без активной моральной и финансовой поддержки государственных структур. На архипелаге необходимо провести комплексную мелиорацию земель и очистку всех внутренних водоемов и искусственных каналов, восстановить площади бывших сельскохозяйственных угодий, провести реставрацию храмов и других монастырских объектов, а также регламентировать посещение архипелага и осуществлять постоянный мониторинг природной среды.


Ландшафтная структура Валаамского архипелага

Длительный процесс освоения территории Валаамского архипелага, детерминированный до известной степени особенностями природной среды, оказал существенное влияние на состояние ландшафтов и на спектр их морфологических единиц к моменту проведения исследований. В свою очередь, ландшафты, предопределяя формы и способы освоения, оказываются в фокусе конкретного взаимодействия общества и природы.

Придерживаясь регионального толкования ландшафтов, авторы стремились уделить большое внимание изучению структурно-функциональных особенностей геокомплексов, специфическим чертам освоения отдельных местностей, ставя акцент на антропогенной измененности урочищ.

С учетом типологического подхода ландшафты Валаама были объединены в следующие группы: выположенные поверхности денудационно-тектонических возвышенностей (ДТВ), седловины и понижения водораздельных поверхностей между возвышенностями, склоны ДТВ разных экспозиций, ложбины на склоне, лощины, склоны озерных котловин, цокольные и аккумулятивные озерные террасы, днища бывших озерных котловин, долины временных и постоянных водотоков.

Составленная в результате исследований карта ландшафтной структуры Валаамского архипелага содержит 400 видов фаций. В результате генерализации выделено 47 групп фаций. Они отражают современное состояние природы Валаамского архипелага. В ландшафтной структуре Валаама четко просматривается зависимость современного состояния природной среды от интенсивности и длительности процессов хозяйственного освоения и использования природных ресурсов. По степени антропогенной измененности на Валааме выделены следующие типы геокомплексов: условно неизмененные, в которых не наблюдается изменений ландшафтной структуры; модифицированные, с измененными растительными и почвенными компонентами. Модифицированные геокомплексы делятся на слабоизмененные, сопровождающиеся появлением сорных и ксерофитизированных растений, среднеизмененные, к которым принято относить сенокосы, пастбища и места рубок ухода, и сильноизмененные геокомплексы: пашни, вырубки, гари. Трансформированные геокомплексы отличаются нарушенной структурой и большой степенью изменения таких компонентов как растительность, почвы и литогенная основа. В эту группу включены селитебные зоны, дороги, насыпи, пешеходные и туристские тропы, пристани. К окультуренным геокомплексам относятся сады, огороды, мелиоративные системы, аллеи с интродуцентами, кладбищенские и скитские комплексы. Культурные геокомплексы объединяют действующие многофункциональные сады и огороды.

Более подробное представление о структуре геокомплексов и степени их антропогенной измененности дают качественные и количественные характеристики ПТК: описание внешнего облика ландшафтов — вертикальной и горизонтальной структуры и изучение процессов и результатов функционирования через запас органической массы.


Природный потенциал ландшафтов Валаамского архипелага

Запас органической массы ПТК о. Валаам — один из важнейших показателей состояния ресурсно– и средопроизводящих свойств ландшафта. Для решения задач по охране и использованию природы Валаамского архипелага этот показатель представляет интерес. Запас органической массы – составная часть природного потенциала ландшафта или “скрытых природных возможностей, которые имеются в каждом ландшафте, но не могут быть реализованы без содействия человека”? Природный потенциал (ПП) представляет собой суммарный ресурсный уровень определенной территории, выраженный в мерах вещества и энергии и неразрывно связанный с особенностями конкретной территории [4].

При изучении природных объектов остро встает вопрос унификации различных показателей их функционирования. Наиболее приемлемыми для этой цели оказываются геомассы. Масса – объективная характеристика любого физического тела. Для изучения запаса органической массы и продуктивности биологического вещества на ключевых участках закладывались площадки, где определялись масса наземных и подземных частей растений древесного, кустарникового, кустарничкового, травяного, мохово-лишайникового покрова; запас мортмасс (растительного опада различного качественного состава и степени минерализации); определялась мощность наиболее плодородной части почв (генетические горизонты А и В, содержащие гумус), мощность торфяников. Определение массы органического вещества проводилось по стандартной методике, определение мортмасс проводилось на основе Методики ландшафтно-геофизических исследований и картографирования состояний природно-территориальных комплексов [5].

При определении запаса органической массы выбор не случайно пал на изучение именно этих компонентов ПТК. Растительность, ее опад и верхняя часть почвенного покрова наиболее реактивные компоненты ПТК. Они реагируют на внешнее воздействие, причем, реагируют качественным изменением и количественными показателями. Это наиболее уязвимые элементы природного комплекса, но в силу некоторой своей инертности могут служить индикаторами направленных процессов изменения природы. Наряду с определением запаса органической массы, мощности почв учитывались такие свойства ПТК как уровень залегания грунтовых вод, местоположение в рельефе, особенности литологического строения, характер четвертичных отложений. Все эти факторы выступают в качестве фона, на котором развивалась органическая часть ПТК. Наиболее оптимальное сочетание всех компонентов в природном комплексе определяет нормальное функционирование и способность сопротивляться антропогенному прессингу. Но возникает вопрос: что считать оптимальным и нормальным? На этот вопрос современная наука ответить не в состоянии в силу того, что все в мире относительно. Поэтому для определения оптимального сочетания компонентов ПТК нам приходилось иногда отходить от численных показаний геомасс и прибегать к экспертной оценке специалистов, имеющих богатый опыт составления геопрогнозов, а также к известной шкале запаса продуктивности растительности различных природных зон, принимая ее за эталон [6]. Географический анализ невозможен без определения такого важного показателя как запас органической массы геокомплекса. На его основе разработаны отраслевые схемы функционального зонирования и даны некоторые рекомендации по щадящей эксплуатации ландшафтов Валаама.

Данные по запасу органической массы о. Валаам не позволяют установить общий запас геомасс, как результат функционирования геосистем. К сожалению, не все компоненты во время полевого сезона подвергались количественному анализу. Тем не менее, полученные результаты дают возможность делать некоторые важные выводы относительно устойчивости ландшафтов в условиях ведения хозяйственной деятельности на момент исследования и на перспективу.

Наименьшим запасом фитомасс (растительных масс, Р) и мортмасс (отмерших частей растений, М) обладают природные комплексы, расположенные на выходах денудационно-тектонических возвышенностей на дневную поверхность (ДТВ), лишенные или почти лишенные почвенно-растительного покрова. Это типичные скальники. Лишайниковые сообщества занимают лишь те экологические ниши, где сформировались карманные почвы. Такие природные комплексы хрупки и легкоранимы. Они не могут противостоять даже минимальным антропогенным нагрузкам. Способность к саморегуляции и восстановлению у таких комплексов слабая. Изменение одного компонента природы повлечет за собой необратимые процессы деградации. К уязвимым природным комплексам относятся по запасам Р травяно-злаковые растительные ассоциации на примитивных почвах и задернованных буроземах и разнотравье после гари.

Разнотравье на месте гари — динамичный природный комплекс. Ландшафт, преодолев огромную пирогенную нагрузку, начал восстанавливаться. Все его потенциальные возможности направлены на саморегуляцию. К природным комплексам с малым природным потенциалом следует отнести сосновые леса с разным почвенно-растительным покровом. Запас Р и М довольно большой, но мощность плодородной части почв под сосновыми древостоями мало- и среднемощная. Сосновые леса занимают местоположения ДТВ, их склоны и седловины. Эти формы рельефа имеют автономный или трансэлювиальный режим миграции химических элементов, что не способствует устойчивости почвенного покрова, увеличению мощности гумусовых горизонтов, накоплению органики в них. Исключения составляют сосновые леса на хорошо дренируемых озерных террасах. Потенциал таких ПТК можно определить как средний. Ельники распространены на острове повсеместно. Минимальный запас Р и М и мощность почвенного профиля (горизонтов А и В) определены на ДТВ, седловинах и склонах северной экспозиции. Потенциал таких ПТК определен как малый. Большой потенциал у ельников на мощных и очень мощных почвах, прочие еловые леса считаются комплексами со средним потенциалом. Мелколиственные и хвойно-мелколиственные (вторичные) леса имеют большой запас органической массы, мощность почв под ними определена от среднемощной до мощной. Потенциал таких природных комплексов средний и большой. Различные экологические виды болот и переувлажненные участки обладают различным уровнем потенциала. Причина не только в мощности почв, органогенных (торфяных) горизонтов, запасах Р и М, но и в составе и качестве растительных ассоциаций. Наименьший потенциал у верховых болот. Болотные комплексы динамичны, мгновенно реагируют на изменения гидротермического режима и трудно восстанавливаются. Луга, как специфические природно-территориальные комплексы, более устойчивы к антропогенной нагрузке.

Руководствуясь формальной логикой, легко предположить, что потенциал зависит от состояния всех составляющих запаса органической массы. Он больше там, где больше показатель Р и М и где мощные почвы, оптимальные условия увлажнения, достаточный дренаж, создающий благоприятный гидротермический режим ПТК, а вслед за ним — режим миграции химических элементов, регулируемый положением в рельефе.

Природные комплексы, обладающие наибольшим природным потенциалом, менее уязвимы к антропогенным нагрузкам и быстрее восстанавливаются. Анализ запасов органической массы позволяет дать лишь качественную оценку всех скрытых природных возможностей с точки зрения использования. В процессе исследования ПТК были определены три уровня потенциала: малый, средний и большой. Он рассчитывался как арифметическая сумма Р и М и как интегральный показатель состояния природы Валаамского архипелага. Определение функций ландшафта и расчет рекреационных нагрузок производился с учетом этого важного показателя. Целесообразно изъять из использования те ПТК, потенциал которых определяется как малый. Минимальным нагрузкам подвергать ПТК со средним и большим потенциалом.

Определение природного потенциала ПТК в представленном виде нельзя расценивать как результат комплексного исследования. Полученные данные являются лишь основой для дальнейших исследований природы Валаамского архипелага в этом направлении. Аналогичные, но более подробные исследования позволят определить современное состояние ПТК архипелага и выявить динамику развития его геосистем. Полученные данные могут также служить ключом для определения морфоресурсного показателя. С его помощью запас органической массы мог бы определяться по внешним морфологическим признакам ПТК. Схожие внешне комплексы будут обладать схожим запасом органической массы, с учетом тенденции изменения природы во времени. Сколь успешно будут решаться новые научные проблемы покажет будущее.


Заключение

В результате проведенных комплексных эколого-ландшафтных исследований была составлена схема функционального зонирования территории Валаамского архипелага с комплектом отраслевых карт: прежде всего, это ландшафтная карта Валаама масштаба 1: 5 000, карты запасов растительности и мортмасс, мощности плодородной части почв, запасов органической массы, природного потенциала, антропогенно-измененных ПТК, этапов исторического освоения территории, степени допустимой рекреационной нагрузки и эстетической ценности ландшафтов Валаама. Для решения задач дальнейшего нормального функционирования природы Валаамского архипелага нашему заказчику были предложены соответствующие рекомендации с учетом всех показателей состояния природы Валаама на отрезок времени 1989–1990 гг. Основным пунктом наших рекомендаций было предложение о передаче всего архипелага в пользование Русской Православной Церкви. Монастырский уклад и связанные с ними типы природопользования являются наиболее оптимальными для сохранения и гармоничного развития Валаамского природно-культурного комплекса, характеризующегося специфическими особенностями природы, пространственно-временной структурой геокомплексов и процесса освоения. Вопросы полной передачи территории архипелага в пользование Русской Православной Церкви до сих пор актуальны и требуют своевременного решения.


Благодарности

Авторы выражают благодарность всему студенческо-преподавательскому коллективу, проводившему комплексные ландшафтные исследования в период экспедиции 1988 г. на Валаамском архипелаге.

Благодаря настоящему изданию авторы получили возможность спустя десятилетия обратиться к старым и новым проблемам Валаама.


Литература

Покровский С.Г. Методологические основы рационализации регионального природопользования // Вестн. Моск. ун-та. Серия 5. География. 1998. № 5. с. 3.

Иванов А.Н. Ландшафтно-экологический подход к организации систем охраняемых природных территорий // Вестн. Моск. ун-та. Серия 5. География. 1998. №. 3. с. 16.

Валаамский монастырь и его подвижники. Издание 3. СПб., 1903.

Охрана ландшафтов. Толковый словарь. М., 1982.

Беручашвили Н.Л. Методика ландшафтно-геофизических исследований и картографирование состояний природно-территориальных комплексов. Материалы полевой школы-семинара по изучению состояний геосистем. Тбилиси. Изд-во Тбилисского ун-та. 1983.

Родин Л.Е., Базилевич Н.И. Динамика органического вещества и биологический круговорот в основных типах растительности. М. – Л., 1965.

Статья опубликована в сборнике “Комплексные географические исследования природоохранных территорий”. Петрозаводск: КГПУ, 2001. С.12-25.
________
Скачать: